Размер шрифта: Фон:

УДК 791.6

DOI: 10.30628/1994-9529-2021-17.3-118-148

Павел Семенович Лунгин
Народный артист Российской Федерации,
член Союза кинематографистов Российской Федерации,
123056, Россия, Москва, ул. Васильевская, д. 13, стр. 1
Researcher ID: ABA-5989-2021
ORCID: 0000-0002-3713-0736
e-mail: guild-director@unikino.ru

Елизавета Сергеевна Трусевич
доцент, исполняющая обязанности
заведующего кафедрой драматургии,
Институт кино и телевидения (ГИТР),
123007, Россия, Москва, Хорошевское ш., д. 32
Researcher ID: ABA-5979-2021
ORCID: 0000-0002-9724-9333
e-mail: li-tr@yandex.ru

Петр Алексеевич Клемешев
студент 4-го курса факультета драматургии,
Институт кино и телевидения (ГИТР),
123007, Россия, Москва, Хорошевское ш., д. 32
Researcher ID: ABA-5957-2021
ORCID: 0000-0001-8833-4715
e-mail: p.klemeshev@mail.ru

Для цитирования:
Павел Семенович Лунгин П.С., Трусевич Е.С., Клемешев П.А. «Когда рожок оттаял, полились звуки музыки…»: Павел Лунгин о создании фильма «Такси-блюз» // Наука телевидения. 2021. 17 (3). С. 118–148. DOI: https://doi.org/10.30628/1994-9529-17.3-118-148.

«Когда рожок оттаял, полились звуки музыки…»: Павел Лунгин о создании фильма «Такси-блюз»

Аннотация. Российский режиссер Павел Лунгин раскрывает тему «независимого кино» в период перестройки на примере производства своего дебютного фильма «Такси-блюз», получившего одну из первых международных наград в постсоветской России — приз за лучшую режиссерскую работу и специальное упоминание экуменического жюри на Каннском фестивале 1990 года. Анализируются режиссерские и драматургические инструментарии картины: трактовка системы символов в историческом контексте, построение звукозрительного образа, приметы хронотопа. Исследуется образ человека на сломе эпох: в фильме «Такси-блюз» Павел Лунгин преднамеренно противопоставил два мужских образа: в исполнении Петра Мамонова (образ 90-х) и Петра Зайченко (образ советского человека), столкнув их не только фабульно (посредством драматургического конфликта), но и эстетически (принципиально различная физиогномика и актерская пластика). Режиссер также анализирует специфику авторского и жанрового кинематографа, разделяя свою творческую биографию на «сценарный» период, когда его фильмы были очень успешны в советском прокате, и «режиссерский», когда он начал снимать независимое авторское кино уже в новых исторических условиях. Поднимается и вопрос о том, почему в России не возникла полноценная «новая волна», подобно тем, что сформировались во французском и английском кино. Павел Лунгин вспоминает и дает оценку забытой фигуре продюсера Марина Кармица, не только продюсировавшего режиссеров «новой волны», но и имевшего сеть кинопроката авторского кинематографа — интересный опыт европейской дистрибуции, который можно актуализировать в научных исследованиях, чтобы ответить на очень своевременный вопрос: может ли авторское кино быть успешным в прокате? Таким образом, в интервью исследуется не только ранний период творчества Павла Лунгина (с учетом того, что во времена «Такси-блюз» еще не было Интернета, и многие рецензии и аналитические статьи о фильме до сих пор не оцифрованы). Самое главное — фильм «Такси-блюз» вписывается в исторический контекст, что создает культурологическое поле как для современных трактовок, так и для понимания искусства перестройки, информации о котором до сих пор недостаточно, вследствие чего отсутствует и полноценное аналитическое осмысление. Также в интервью проводятся различные аналогии с процессами, происходившими в мировом кино: даются характеристики «новой волне» французского кино, «поколению рассерженных» в Великобритании, «поколению молодежного бунта» в Голливуде.
Ключевые слова: кино перестройки, авторское кино, прокат авторского кино, режиссура, драматургия, независимое кино, новые волны