Размер шрифта: Фон:

УДК 78 + 791.43
DOI: 10.30628/1994-9529-2021-17.4-143-172

Наталия Геннадьевна Кононенко
Государственный институт искусствознания,
125009, Россия, Москва, Козицкий пер., 5
Researcher ID: AAS-7697-2021
ORCID: 0000-0003-2060-2917
e-mail: tintinnio@yandex.ru

Для цитирования
Кононенко Н.Г. О феномене киномузыки Сергея Курехина: от механики к аффекту // Наука телевидения. 2021. 17 (4). С. 143–172. DOI: https://doi.org/10.30628/1994-9529-2021-17.4-143-172

О феномене киномузыки Сергея Курехина: от механики к аффекту

Аннотация. Статья посвящена музыканту-концептуалисту эпохи перестройки С. Курехину и его опытам работы в сфере киномузыки. Два фильма — «Замок» (1994) А. Балабанова и «Три сестры» (1994) С. Соловьева — анализируются в тексте как показательные ситуации участия музыки в структурировании кинематографической формы. Именно музыкальной концепцией картины обусловлены особенности драматургической конструкции фильма «Замок». Она сочетает жанровую модель оперы-балета с композиционной схемой момент-формы — принципом свободного чередования самодостаточных структур, изобретенным К. Штокхаузеном. Образ музыкальной шкатулки — визуального лейтмотива, озвучиваемого «механической» музыкой С. Курехина, — становится в фильме абсурдистской метафорой общественного устройства. В картине же «Три сестры» музыкальность кинематографической структуры проистекает из свойственной чеховскому первоисточнику
связи художественного пространства с природным универсумом и внутренней интонационности словесной формы. Данным особенностям пьесы в фильме отвечают наполнение внутрикадрового пространства визуальной атрибутикой стихий (снег, туман, осенние листья), соотносимой с закадровыми звучаниями (звуки капающей воды, ветра, птиц), а также акустическая ауратизация пространства. Звуковой текст фильма демонстрирует работу с романтическими интонационными клише,
инкрустируемыми в поток индивидуальной композиторской стилистики. Автор статьи показывает, как поиски С. Курехина, связанные с решением
кинематографических задач, предвосхищают культурный дискурс метамодерна задолго до реализации последнего в качестве культурного тренда в 2010-е гг. Так, композиторские приемы преобразования барочных выразительных фигур (элементов орнаментики и интонаций lamento) в формулы репетитивности, а также нарочитое упрощение интонационного развития и синтаксиса музыкальных тем интерпретируются в тексте как поиски нового художественного аффекта в смысловом диапазоне от «новой простоты» до метамодернистской постиронии.
Ключевые слова: Курехин, музыка, кино, Балабанов, Соловьев, музыкальный аффект, постирония, метамодернизм